Здравствуйте, Гость!
Мы просим вас войти или зарегистрироваться у нас на сайте.
Но если вам не охото регистрироваться
вы можете воспользоваться формой Быстрой регистрации
ВЕЧЕРНИЙ ТЕАТР
Меню сайта
Категории раздела
РАЗНОЕ О РАЗНОМ [10]
ВЕЛИКИЕ, ВЕЛИКОЕ, О ВЕЛИКОМ [12]
ОНИ ПИСАЛИ ДЛЯ ТЕАТРА [7]
ТЕАТР САТИРЫ [8]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 73
Форма входа

Г.А. Товстоногов
О.Н. Ефремов
М.А. Захаров
А.А. Ширвиндт
О.П. Табаков
Ю.М. Соломин
Главная » Статьи » ОНИ ПИСАЛИ ДЛЯ ТЕАТРА

"ОТ "БЕЛОЙ ГВАРДИИ" К "ДНЯМ ТУРБИНЫХ" И ОБРАТНО"
С романа Михаила Афанасьевича Булгакова, а скорее всего с его пьесы "Дни Турбиных" и началось первое его знакомство с театром страны - со МХАТ.

"Белая гвардия" во многом автобиографический роман писателя, его впечатления от Киева 1918 года, когда он с семьёй жили по Андреевскому спуску №13 (куда Булгаков и своих героев поместил на 47 дней) и в принципе-то изначально этот роман задумывался и был написан как история семьи Турбиных (бабушка Булгакова по матери носила фамилию Турбина) в те непростые дни и "великий и страшный год 1918 от рождества Христова и от начала революции второй". Впечатления от того времени у молодого врача Михаила Булгакова - как от навалившегося кошмара с этим многовластием, разрухой, голодом, стрельбой и постоянной неуверенностью, что тебя завтра не убьют.
Семья Булгакова  знала другую жизнь, нормальную в совсем другой обстановке и другой стране - другой России. Дом был полон приличных гостей, музыки, смеха и благополучия за кремовыми шторами, когда собиралась вся семья пить чай или вести литературные или иные беседы под тихий шёпот хрустящих дров в камине. На стене тикали огромные часы с боем, на столе же под зеленым абажуром сидел юный Миша и готовился к занятиям в институт. Всё изменилось, всё превратилось в хаос и Булгаков не видел, как может вернуться всё на круги своя. Для него была важна норма жизни, а её как-раз и не было.

Еще Мейерхольд тогда заявлял, что время романов прошло, что сейчас невозможно написать роман, потому что нет биографии у людей, нет продолжения, никто даже в мыслях не может представить свою дальнейшую судьбу. Булгаков же написал свой роман- роман об истории дома, об истории семьи и принёс его во МХАТ с целью поставить, но не вышло...не пошло...не прошло.

Руководство театра, репертуарный комитет и лучшие люди театра не смогли принять вот такое освещение Киевских событий, в частности всё. что связано с белогвардейцами, не захотели бесстрастно встать над белыми и красными, да собственно, и не могли. За это - расстрел!
И начали резать роман. Прежде всего, МХАТ решил "причесать" пьесу под Чехова. Затем, МХАТ убрал сны Турбина, его кошмары, все эти предсказания, разломы и крушения. Советская идеология делала своё дело. Далее, и самое главное: Булгаков соединил в романе трёх персонажей и в результате появился не военный доктор Алексей Турбин, а полковник, командир дивизиона Алексей Васильевич Турбин.

Это была не просто перемена ролей, это, как сказал Анатолий Смелянский "изменение крови пьесы". Вдруг, вместо домашней истории, истории семьи появилась история страны, распахнутой настежь. Тогда важно было показать не страдания и крах обычной рядовой семьи, коих тысячи, а важно было подчеркнуть конец белому движению из уст самого белогвардейского офицера, который отказывается вести в бой своих юнкеров, заявляя, что "народ не с нами. Белому движению конец". Потрясающий монолог Алексея - кульминация и суть всей пьесы.

Вообщем, из семейной истории пьеса превращалась в историю политическую. Многое Булгаков переделал в пьесе и в завершении репертком сказал: "Или измените название или пьеса с такими словами, как БЕЛАЯ и ГВАРДИЯ, не пойдёт". Конечно, это было немыслимо и для МХАТа самоубийственно такое название. Предлагалось очень много вариантов: "Накануне, Перед началом, Буран, Конец, Концевой буран", в конце концов Булгаков даже вспылили и потребовал вернуть ему пьесу. МХАТ же хотел расставить правильные идеологические акценты и не понимал, что автор-то написал роман не для Советской власти, а о судьбе России, судьбе своего дома, русской интеллигенции Но, в результате выбрали нейтральное название - "Дни Турбиных" - как-бы совмещение исторической хроники и истории семьи дома. 

Но так хотел Булгаков. Однако, после премьеры в сторону театра посыпались целые камни обвинений. Началась кампания против "Дней Турбиных". Одна гражданка во время спектакля вскочила и закричала: "Все люди - братья!" Вот! Это было обвинение МХАТу, ибо не такой реакции ждали критики от власти. А надо было, чтобы пьеса пробуждала чувство классовой ненависти. Зря, мол, что ли воевали 5 лет? Зря положили миллионы солдат? Мы тут, мол, строим новый мир и вдруг появляется: Все люди - братья! Вот оно - правильное, Булгаковское понимание - понимание антисоветского писателя. Сверху было спущено указание объяснить публике, что Булгаков - антисоветский автор, а актёры - хорошие!

Травля продолжалась, но именно она принесла неслыханную в то время популярность Булгакову. Сбылась мечта драматурга, о котором говорит вся Россия, о котором говорит весь мир.

Замечательный первый зав.лит. МХАТа Павел Марков ввел понятие «автор театра». Он разумел под этим драматурга, который не просто пишет и поставляет в театр очередную пьесу, но и строит свой театр, отвечает за его судьбу, становится одним из его создателей и сотворцов. Считая Чехова и Горького первыми в ряду таких авторов, сразу же вслед за ними Марков называл М. Булгакова.

Павел Марков говорил тогда: "Вот вы говорите, что ничего не создано здесь. А то, что создан ансамбль, который может передать дрожание человека. Этого мало?  И вправду, актерский состав был бесподобным. Это было второе поколение МХАТ -молодые актеры, о которых Станславский сказал после репетиции "Дней Турбиных": Это совсем другой театр. И этот театр может рассказать глубоко, по-человечески о том, что произошло с Россией, с русской интеллигенцией". Яншин, Хмелёв, Добронравов, Соколова, Кудрявцев....Николай Хмелёв, сыгравший Алексея Турбина, этот вахлачок, неуклюжий и некрасивый актёр воссоздал себя белым офицером. Занялся конным спортом, чтобы спина стояла, мыл руки с мылом по 10 раз на день, чтобы добиться прозрачности кожи и даже Сталин влюбился в его Турбина. Говорят, что вождь - отец народов посмотрел пьесу более 16 раз и спорят почему. Ничего удивительного тут как-раз нет. Для Сталина это не был антисоветский спектакль. Это было принятие этого строя. МХАТ в гибели Алексея Турбина даёт этой власти шанс и оправдание. Ведь, если такие люди как Турбин, сдаются, значит гений большевизма несокрушим. Я думаю, что кроме этого, Иосиф Виссарионович находил в этой пьесе и кое-что своё, для себя, что-то интимное...Кстати, после начала Великой Отечественной войны он обратился к народу помните как? "К вам я обращаюсь, друзья мои....". Текст, как у Алексея Турбина перед дивизионом.

Но в 1929 году спектакль сняли, после чего Булгаков написал Сталину письмо со словами: "Зачем держать в стране писателя, который этой стране не нужен?" Но это будет уже совсем другая история. "Дни Турбиных" пережили еще две постановки на сцене МХАТа и наконец "Белая гвардия" появилась в 2004 году во МХАТе в постановке Сергея Женовача. Это уже совсем другая, молодая гвардия, которая ничем нам не напоминает о белой кости, голубой крови, о чести офицера и чаяниях погибающей интеллигенции. Можно много критического сказать об этом спектакле, об игре актеров, о странном несходстве характеров, о других акцентах, о доме, которого не было - нечего было защищать, но я не буду этого делать, ведь важно другое: пьеса жива и дай Бог ей!

Категория: ОНИ ПИСАЛИ ДЛЯ ТЕАТРА | Добавил: Игорёк (21.08.2013)
Просмотров: 696 | Комментарии: 1 | Теги: МХАТ, Белая гвардия, булгаков, Дни Турбиных | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Цитата
Поделиться
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
счётчики
Яндекс.Метрика LiveRSS: Каталог русскоязычных RSS-каналов
"На всякого мудрец
"Свои люди, сочтё"
"Мнимый больной"
"Три сестры" - Мал
"Три сестры" - Мал
"Женитьба Фигаро"
"Последняя жертва"