Здравствуйте, Гость!
Мы просим вас войти или зарегистрироваться у нас на сайте.
Но если вам не охото регистрироваться
вы можете воспользоваться формой Быстрой регистрации
ВЕЧЕРНИЙ ТЕАТР
Меню сайта
Категории раздела
РАЗНОЕ О РАЗНОМ [10]
ВЕЛИКИЕ, ВЕЛИКОЕ, О ВЕЛИКОМ [12]
ОНИ ПИСАЛИ ДЛЯ ТЕАТРА [7]
ТЕАТР САТИРЫ [8]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 73
Форма входа

Г.А. Товстоногов
О.Н. Ефремов
М.А. Захаров
А.А. Ширвиндт
О.П. Табаков
Ю.М. Соломин
Главная » Статьи » ВЕЛИКИЕ, ВЕЛИКОЕ, О ВЕЛИКОМ

"ЖИТЬ НАДО ТАК, ЧТОБЫ ТЕБЯ ПОМНИЛИ И СВОЛОЧИ"
Крайне трудно писать о человеке, которого не знал в жизни, а видел только на экране. И особенно сложно писать о такой многогранной, непонятной, противоречивой, парадоксальной и просто уникальной личности, как Фаина Георгиевна Раневская. Фаина Раневская - это эпоха, ушедшая безвозвратно...нет..о такой эпохе в наше время нужно говорить не "ушедшая", а потерянная....навсегда, но не бесследно. И самый яркий след оставила именно эта женщина, эта актриса и просто человек.

Углубляясь в изучение биографии и творчества Фаины Георгиевны, я столкнулся с полным противоречием личности актрисы и человека. Такое ощущение, что в ней жили и естественно боролись друг с другом две абсолютно непохожие личности. И только, чем больше я узнавал о ней, тем яснее передо мной возникали сначала наброски, эскизы, а затем и полная яркая картина - портрет великой актрисы и женщины кристальной души. неземной доброты и самого отчаянного одиночества. Но от чего же бросается в глаза несведущему человеку такой диссонанс личности Раневской. Судите сами.

"Тошно от театра. Дачный сортир. Обидно кончать свою жизнь в сортире", или
"Никто, кроме мёртвых вождей, не хочет терпеть праздноболтающихся моих грудей". А зная, как её мягко говоря "не любят" в театре, однажды, после её очередного опоздания на репетицию, главный режиссёр театра им. Моссовета Юрий Завадский попросил актёров о том, чтобы, если Раневская ещё раз опоздает, просто её не замечать. Вбегает, запыхавшись, на репетицию Фаина Георгиевна:
- Здравствуйте!
Все молчат.
- Здравствуйте!
Никто не обращает внимания. Она в третий раз:
- Здравствуйте!
Опять та же реакция.
- Ах, нет никого?! Тогда пойду поссу".

На первый взгляд, грубо, пошло, бескультурно и просто грязно. Так скажет ханжа или просто лицемер. А на второй, когда мы узнаём, что Раневская лично знала Станиславского, Качалова, Пастернака, была ангелом души для Анны Ахматовой, музой для Михаила Ромма и именно ей принадлежат такие слова: "Друга любить - себя не щадить" и такое искреннее откровение: "наверное, я чистая христианка. Прощаю не только врагов, но и друзей своих. Огорчить могу - обидеть никогда. Обижаю разве что себя самоё. Моя жизнь: одиночество, одиночество, одиночество до конца дней". Возможно именно несчастная судьба, невзрачная внешность, несложившаяся личная жизнь и сама жизнь в одиночестве сделали её непримиримой ко лжи, фальши, бездарностям и эти все едкие и колкие замечания - не суть её желчной природы, но естественная форма защиты слабой женщины против несправедливостей сильных мира сего; это относилось как к признанию Раневской бесталанной, а именно такое резюме относительно неё высказала Художественная Школа, куда поступала будущая великая актриса, так этот относится и к её исковерканной личной жизни, когда иной человек может потерять веру в человечество, однако Раневская выстояла, не обозлилась и прожила долгую жизнь любимой у публики и у своих друзей.

Хотя, я должен сразу же оговориться: выше я написал о невзрачной внешности Фаины Георгиевны, так я должен сразу исправиться. Дело в том, что в отзыве одного критика Раневская описана так: "Очаровательная жгучая брюнетка, одета роскошно и ярко, тонкая фигурка утопает в кринолине и волнах декольтированного платья. Она напоминает маленькую сверкающую калибри....". Для зрителя, знающего актрису только по фильмам и поздним ролям, подобное описание кажется противоречащим её данным. Но, судя по её фотографиям 20-х годов, Фаина действительно была красавицей. Не случайно в первом контракте её амплуа обозначено - "героиня-кокет".

Как я уже начал перечислять выше, друзья у неё были самые именитые.
Василий Иванович Качалов.
"Какая прелесть был Качалов. Он был добрый ко мне, он любил смешное, я собирала смешное и несла ему домой, наслаждаясь тем, что повеселила его". А при первой встрече с ним Раневская буквально упала в обморок, только услышав голос своего кумира. Вот какие мужчины были! Или: вот какие хрупкие и сентиментальные были дамы! Впрочем и  сама Фаина признавалась, что родилась в конце позапрошлого века, когда в моде ещё были обмороки.

А как трогательно актриса вспоминала знакомство с Константином Сергеевичем Станиславским: "Станиславский был в нашем деле такое же чудо, как Пушкин в поэзии. После его "Вишнёвого сада" я очнулась на галёрке. Театр уже пуст. Билетёр сказал: "Барышня, Вам пора идти". - Куда же я теперь пойду? Он меня понял". Она была счастлива, что жила в эпоху Станиславского, работала с Таировым, Роммом, дружила с поэтами, обожествляла Пушкина, переписывалась с Е.С. Булгаковой, её обожали Шостакович и Эраст Гарин. Мы тоже её любили. Но от чего же тогда её надрывное: "....кто бы знал моё одиночество! Будь он проклят, этот самый талант, сделавший меня несчастной. Но ведь зрители действительно любят? В чём же дело? Почему же тяжело в театре?"
Наверное, сегодня, мы смогли бы попытаться ответить на эти вопросы. Мы можем долго рассуждать о жёстких, волчьих законах театра и его закулисья, которые её ранимая душа просто не могла принять, сколько бы в неё не плевали и как бы не обливали грязью зависти и ничтожности. Отсюда и её отчаянный вопль: "Душа - не жопа, высраться не может".
Мы также можем поумничать, что мол ей надо было вовремя повзрослеть, принять те правила игры, которые ей диктовала жизнь, но! Она не умела и не хотела жить под диктовку. "С упоением била бы морды всем халтурщикам, в терплю. терплю невежество, терплю враньё, терплю убогое существование полунищенки, терплю и буду терпеть до конца дней".

Однажды, Завадский закричал Раневской из зала: "Фаина! Вы своими выходками сожрали весь мой замысел!" "То-то у меня чувство, как будто я наелась говна" - пробурчала Фаина. "Вон из театра!" - крикнул мэтр. Раневская, подойдя к авансцене, ответила ему: "Вон из искусства!!!"
Как-то Раневской достался эпизод в пьесе "Шторм". Раневская с удовольствием играла там "спекулянтку". Это был сочинённый ею самой текст - автор разрешил. После сцены Раневской - овация и публика сразу уходила. Но Завадский её спекулянтку из спектакля убрал. Раневская спросила у него: "Почему?"
Завадский ответил: "Вы слишком хорошо играете свою роль спекулянтки и от этого она запоминается чуть ли не как главная фигура спектакля......" Раневская предложила: "...Если нужно для дела, я буду играть свою роль хуже".
Ну что тут скажешь....Никого из участников этих диалогов уже нет в живых и не нам их судить. Да и я думаю, что там, где они сейчас, их давно уже всех рассудили по заслугам. Мы с вами можем только восхищаться величайшим талантом уникальной, многогранной и неповторимой Фаины Георгиевны Раневской - я и лично снимаю шляпу и преклоняю колено перед такой замечательной женщиной. Спасибо, Вам за Вашу жизнь, тепло души, игру.....хотя стоп! Я опять оговорился, ибо как говорила сама Фаина: "Я не признаю слова "играть". Играть можно в карты, на скачках, в шашки. На сцене нужно жить".

Спасибо же Вам за подаренную нам ЖИЗНЬ.


 





Источник: http://www.ark.ru/ins/zapoved/zapoved/ranev.html
Категория: ВЕЛИКИЕ, ВЕЛИКОЕ, О ВЕЛИКОМ | Добавил: Игорёк (23.04.2013)
Просмотров: 623 | Теги: Фаина Раневская | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Цитата
Поделиться
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
счётчики
Яндекс.Метрика LiveRSS: Каталог русскоязычных RSS-каналов
"На всякого мудрец
"Свои люди, сочтё"
"Мнимый больной"
"Три сестры" - Мал
"Три сестры" - Мал
"Женитьба Фигаро"
"Последняя жертва"